Все новости
Твои люди, село
29 Ноября 2018, 11:35

«Меня судьба на войне уберегла, но навсегда остались шрамы…»

Прибельчанин И.И.Шальков - один из немногих ныне здравствующих ветеранов, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны. Ему 93 года, о боях он помнит в деталях - как воевали до победного дня, как погибали товарищи, как ждали возвращения домой…

За месяц до совершеннолетия…


Иван Игнатьевич родился 3 марта 1925 года в селе Красный Зилим Архангельского района. Когда ему было 16 лет, началась война, и оставшимся в тылу женщинам и детям пришлось занять места мужчин, ушедших на фронт. Ивана отправили на заготовку дров для Красноусольского стеклозавода.


2 февраля 1943 года, за месяц до совершеннолетия, Шалькова призвали в армию. Он был направлен в Тоцкое военное училище, что в Оренбургской области. Пройдя пятимесячное обучение и получив специальность пулеметчика, 15 июня был направлен на фронт в 273-ю стрелковую дивизию 967-го стрелкового полка, которая дислоцировалась на Орловско-Курской дуге.


К концу июля дивизия перешла в наступление, перед ними стояла задача – освободить г.Брянск. Отступая, враг дотла сжигал села, расстреливал мирных жителей, уничтожал все, что было пригодно для жизни.


- Глядя на это варварство, тяжело становилось на душе, - рассказывает ветеран.

13 сентября дивизия подошла к г.Бежице. Город был сильно укреплен. Вокруг него и вдоль его рек тянулись траншеи с пулеметными гнездами, противотанковыми рвами и так называемыми «волчьими ямами». По всей линии фронта и на дорогах были установлены противотанковые и противопехотные мины.


Утром 16-го числа под сильным пулеметным огнем фашистов наши бойцы быстрым маршем форсировали реку Болву. После налета штурмовой авиации и мощной артподготовки всех видов артиллерии, пехота, прорвав оборону, к вечеру ворвалась в Бежицу. К рассвету 17-го сентября бои утихли, город с большими потерями был освобожден.


- Жестокости фашистов не было предела – они расстреливали женщин и детей, бросали пленных в колодцы, погреба. Видеть такое своими глазами было очень тяжело. В воздухе пронзительно звучал детский плач, пробирающий до глубины души. Они звали родителей, которых уже не было в живых… - вспоминает фронтовик.

Злосчастная пуля


Утром 25-го сентября, форсировав реку Ипуть, красноармейцы вступили в бой за город Сураж. Отступая, противник взрывал переправы и мосты. Переправляться приходилось на плотах и вброд. Иван Игнатьевич в составе пулеметного взвода прикрывал роту огнем, пока та форсировала реку. Но этот бой ему завершить не удалось – снайперская пуля в грудь тяжело ранила солдата.


Тем временем, наши воины переправились и заняли г.Сураж. Иван Игнатьевич, будучи раненным, неспособный двигаться, остался на берегу реки, а рядом с ним лежал его погибший земляк пулеметчик Мансур Магзумович Булатов, с которым он прошел боевой путь от самого Орла. Утром следующего дня его нашли санитары.


- Лечиться пришлось в Вологодской области. Пуля засела между сердцем и легкими, чтобы найти ее и вытащить, мне разрезали левый бок. Затем отправили на лечение в г.Ленинград, в это время он находился в блокаде. Город обстреливался, люди голодали. После снятия блокады город посетила делегация Всемирного Красного креста, которая оказала помощь госпиталям, - рассказывает ветеран.

После выписки Иван Игнатьевич пополнил 904-й стрелковый полк 245-ой стрелковой дивизии, которая вскоре двинулись в г.Псков для его освобождения. Город был сильно укреплен. Преградой были река Великая и Волуинновы горы, с которых враг мог просматривать территорию до 15 км в глубину.


Наступление началось утром 17 июля 1944 года с артподготовки такой силы, что даже днем было темно. После наши самолеты начали наносить удары с воздуха, и оборона была прорвана. Таким образом, 3-й Прибалтийский фронт открыл ворота для освобождения Латвии и Эстонии.


И снова госпиталь…


24 августа начался бой за город Валгу на юге Эстонии, в ходе которого наш герой был тяжело ранен – осколок мины перебил ему три ребра. Иван Игнатьевич был вновь отправлен на лечение в г.Ленинград.


- Раньше наркоз не применяли, и операция проводилась без анестезии. Все, что делали хирурги, я видел и чувствовал: как разрезали плоть, как отбивали ребра, выгибали, а потом распиливали... Два санитара держали за руки, два – за ноги. Я кричал от боли, а хирург говорил: «Давай-давай, сильнее кричи».


Как-то во время лечения приехал в город председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин. Все ждали его выступление по радио, и вот он говорит: «Дорогие мои ленинградцы, я знаю, вы настрадались, наголодались, поэтому правительство решило вас хлебом накормить». После чего открылись магазины с продовольствиями, все получили по буханке хлеба. Это было неописуемым счастьем, все обнимались и плакали. Санитарки радостные в слезах бежали к своим больным с буханками в руках, чтобы их накормить, - со слезами на глазах вспоминает ветеран эпизоды минувших дней…


И вот он – долгожданный День Победы!


19 апреля 1945 года для продолжения лечения Иван Игнатьевич был отправлен в г.Томск. 9 мая о победе он узнал в санитарном вагоне. После объявления поезд остановили, все вышли, радовались и плакали, не могли поверить, что закончилась эта ужасная война, принесшая столько горя…


В июне месяце фронтовик был признан инвалидом второй группы и выписан из госпиталя. Домой вернулся 25 июня 1945 года.


- За все мои страдания Бог дал мне терпение и долголетие – мне 93 года, но я еще молодой, – смеясь, говорит ветеран.

Со своей любимой женой Иван Игнатьевич прожил 62 года, но, к сожалению, в 2007 году она ушла из жизни. Вместе они воспитали пятерых детей. К тому же у ветерана 12 внуков и 15 правнуков, которых он считает своим главным богатством.


Автор: Милена Шаймарданова

Фото автора.